Ашот Агамалян / Милана Групп: Цены определяются ответственностью - социальной, законодательной, регулятивной.
25
Вс, окт

Чтобы не пропустить новые материалы - подпишитесь на рассылку.

Никакого спама, только адекватные новости раз в неделю. MEBELIER.CLUB также есть в соцсетях: facebook.com/mebelier.club, vk.com/mebelier.club, instagram.com/mebelierclub

Ашот Агамалян / Милана Групп: Цены определяются ответственностью - социальной, законодательной, регулятивной.

Тренды в производстве мебели

Как пандемия повлияла на мебельную индустрию, куда отправятся гаражные "производства", что поможет выйти на внешние рынки сбыта, уйдет ли продажа мебели в онлайн - генеральный и коммерческий директора Милана Групп Ашот Агамалян и Сергей Петренко поделились с главным редактором MEBELIER.CLUB Вячеславом Сапожниковым личными ощущениями по поводу происходящего в мебельном рынке.

Вячеслав Сапожников / MEBELIER.CLUB: Коллеги, спасибо за время и возможность поделиться опытом с нашей аудиторией. Начнем с наиболее актуального - COVID19. Карантин очевидным образом повлиял на мебельный бизнес - в первую очередь, на объемы закупок корпоративными клиентами, во вторую - частными. И если сокращение продаж мебели и снижение деловой активности - то, что уже лежит на поверхности, то какова скрытая часть айсберга? Что меняется в производственных процессах в связи с пандемией?

Сергей Петренко / Милана Групп: Если брать производственную часть, то в первую очередь,

Влияние пандемии на мебельную индустрию отражается в изменившихся требованиях к производству со стороны Роспотребнадзора: новые установки и в вопросах организации рабочих мест, и в плане приема пищи, и в отношении санитарно-гигиенических требованиях по закупке дезинфицирующих средств, и в части установки ультра-фиолетовых ламп...

В плане экономики все это выливается в дополнительные затраты, которые теперь лягут в ценообразование мебельного продукта для конечного покупателя.

Вячеслав Сапожников / MEBELIER.CLUB: Означает ли это то, что глобально стоит ожидать увеличения цен на мебель по рынку в целом?

Сергей Петренко / Милана Групп: Нельзя сказать однозначно, что это приведет к глобальному повышению цен, кто-то может оставить отпускные цены на прежнем уровне - просто потому что в финальной цене мебельного продукта эти затраты на безопасность составляют не более 2-3% от общей суммы. Кто-то на повышение пойдет в рамках традиционного сезонного поднятия цен, кто-то нет, но однозначно можно сказать следующее -

В самое ближайшее время мебельную индустрию ждут тотальные проверки со стороны Роспотребнадзора в части выполнения всех распоряжений, касающихся ситуации с пандемией COVID19.

Еще один

Важный момент влияния пандемии на производственные процессы в мебельном рынке - закрытие границ, остановка и полное прекращение перемещения товаров и мебельных комплектующих, что влечет в моменте достаточно серьезный дефицит на целый ряд составляющих мебельного производства.

Единственное, что у нас в стране производится достаточно массово и качественно это плита - ДСП и МДМ, а фурнитура и качественные лаки и краски, как правило, привозятся из-за границы. Даже качественная кромка, планка и бумага - иностранного производства. Про ткани также говорить не приходится. Соответственно,

За период карантина произошла длительная остановка производственных процессов в том числе и по причине отсутствия комплектующих и материалов для мебельного производства. Соответственно, естественным образом в силу законов рынка подрос и прайс на мебельные комплектующие.

И это коснулось всех игроков мебельной индустрии, без исключения, кто бы что публично не заявлял... Прайс вырос, многие в силу дефицита вынуждены были перейти на другие сегменты фурнитуры - например, закупать материалы более высокого ценового сегмента.

Вячеслав Сапожников / MEBELIER.CLUB: В сложившейся ситуации как ведут себя поставщики? Соблазн задирать цены и "крутить руки" в моменте достаточно велик...

Ашот Агамалян / Милана Групп: Нужно понимать, что Милана Групп на мебельном рынке существует два десятка лет и у отношений поставщиков с нами есть длительная история многолетнего сотрудничества. Поэтому такого, что кто-то пришел и сказал в одностороннем порядке о повышении цен - такого не было, более того, в ряде случаев были предоставлены отсрочки по оплате и другие программы оптимизации закупок. Все-таки Милана Групп это один из крупнейших производителей мебели в регионе и для многих поставщиков является стратегическим партнером.

Сергей Петренко / Милана Групп: Если говорить про потери в розничной торговле - нельзя сказать, что мы много потеряли. У фабрики собственных магазинов немного, мы больше работаем через партнерство с мебельными салонами по всей России (которых у нас более 250), поэтому остановка собственной розницы на нас существенно не повлияла. Кроме того, надо отдать должное нашим отделам продаж - и в головном офисе в станице Отрадная, и в филиале в Новороссийске - они и в период карантина активно осуществляли продажи мебели через инстаграм. Поэтому по нашим собственным розничным продажам падение из-за пандемии было, но оно было несущественным для компании в целом.

Вячеслав Сапожников / MEBELIER.CLUB: То есть, запаса прочности вам хватило, чтобы пройти карантин... Менее устойчивых производителей мебели как остановка продаж коснулась?

Сергей Петренко / Милана Групп: Нужно понимать, что мебельный рынок в России изначально дикий - все делают все и за фасадом непонятно, что скрывается. За примером далеко ходить не надо - вы видели наши производственные помещения, цеха, оборудование, сотни сотрудников, огромная территория... А за забором стоят гаражи, где тоже делают мебель и там работают четыре человека... И работа этих гаражей - абсолютно серая зона как для налоговой, проверяющих органов, существующих отраслевых стандартов и, разумеется, для покупателей.

Ашот Агамалян / Милана Групп: Я скажу больше -

Подавляющее большинство небольших игроков производственного мебельного сектора не являются налогоплательщиками. И этот факт наглядно демонстрирует,почему в ряде случаев мы не можем опускать ценовую планку ниже определенного уровня - не по причине жадности или жажды денег, а вследствие ответственности - и социальной, и законодательной, и регулятивной.

Сергей Петренко / Милана Групп: Да, и тут некорректно говорить про то, что мы с кем-либо не конкурентоспособны по цене, скорее, у нас разные сегменты покупателей. У нас ведь не стоит вопрос - продавать любой ценой на любых условиях... С определенного времени Милана Групп достаточно избирательно стала подходить к выбору партнеров, которые занимаются нашими продажами. Сегодня при заключении договоров мы внимательно смотрим и на то, насколько качественно построены магазины партнеров, как обучены и воспитаны продавцы, каково отношение собственников к этому бизнесу.

Мы очень хорошо понимаем, что цепочка от производства товара до момента, как мебель поселилась в доме покупателя, имеет архиважное значение.

Сейчас мы вносим коррективы в стратегию продаж таким образом, чтобы через ряд итераций доходить до конечного покупателя. Зачем?

Необходимо решать проблему, которая касается большинства мебельных производств в стране - фабрика не всегда точно знает, что конкретно хочет покупатель - в силу того, что прямого контакта с ним не имеет, а имеет цепочку посредников в диалоге о покупке. И вот этот процесс решения вопроса с обратной связью с покупателем приводит к тому, что традиционная презентационная деятельность фабрики - поставить пару диванов на отраслевой мебельной выставке - уже теряет былое значение.

Понятно, далеко не с каждым мебельным салоном есть смысл и возможность ставить бренд-секцию, но в любом случае можно рассматривать варианты и комплексно подходить к представлению мебели на местах. Например, в Ярославле наш партнер работает полностью под нашей вывеской бренда LOFT, и сейчас там начинаются продажи мебели бренда KESSADA. И вот этот опыт работы с брендами Милана Групп мы уже начинаем предлагать нашим партнерам, потому что видим его эффективность. Разумеется, с нашей стороны это дает и определенную поддержку партнерам - например, в части обучения продавцов, в плане информационной поддержки.

Фактически,

Первым этапом стратегических перемен в Милана Групп стало создание единой розничной цены, вторым - разработка и внедрение стандартов клиентского обслуживания.

Вячеслав Сапожников / MEBELIER.CLUB: И тут мы снова касаемся человеческого фактора... В структурах компании трудятся около 400 человек... Как вы прошли пандемию? Кого сокращали, кого и почему берегли? Насколько сегодня критична кадровая ценность в производственном процессе?

Ашот Агамалян / Милана Групп: Сокращений как таковых не было, по разным причинам мы потеряли 7-8 человек. Компания существует на рынке несколько десятилетий, опыт преодоления кризисов огромный, соответственно, была и подушка безопасности для таких моментов. Хотя, конечно, пришлось нести существенные издержки - продажи стоят, а зарплату ты платишь, и речь о сотнях людей. Но кадры это важно - и в плане социальной ответственности (некоторые люди работают в Милана Групп по двадцать лет), и в плане бизнеса. Ты можешь сократить какое-то количество людей, но

Производственные цепочки устроены так, что выпадение даже пары звеньев выливается затем в набор новых сотрудников, их обучение, тесты, потери и нереально долгий запуск конвейера.

К тому же география накладывает свои ограничения - на периферии достойных сотрудников найти непросто, а привозить издалека - дорого. Издержки пандемии нести пришлось, но стратегия сохранения кадрового потенциала приносит и очевидные плюсы - как только карантин был снят, мы моментально без раскачки возобновили производство. Цеха сейчас загружены на 120%.

Вячеслав Сапожников / MEBELIER.CLUB: Чем вызвана столь большая загрузка производства - отложенный спрос, сезонность?

Ашот Агамалян / Милана Групп: Очевидно, что

Всплеск заказов на мебель после карантина имеет несколько причин. Это, разумеется, и отложенный спрос - приобретается то, что невозможно было купить во время пандемии, и некое беспокойство возможной второй волны ограничений на передвижение, и элемент сезонности, свойственной культуре нашего региона - период свадеб, и определенные опасения из-за обесценивания денег и последующей курсовой разницы.

Сергей Петренко / Милана Групп: Можно добавить, что прохождение карантина без последствий для производственных цепочек это в том числе и результат определенных действий. Нам пришлось заняться вопросами дебиторской задолженности - и это во многом нивелировало потери от остановки продаж. Кроме того, мы отработали с нашими партнерами обновление выставок - акционно мотивировали распродать товар, который залежался на складах и в точках продаж.

Вячеслав Сапожников / MEBELIER.CLUB: COVID19 в очередной раз сделал актуальными разговоры о цифровизации продаж, о необходимости все уводить в онлайн, переводе всех продаж в дистанционный формат. На этой волне Hoff запускает свой маркетплейс, Аскона переосмысливает стратегию продаж, ДомКлик рассуждает об онлайн-покупке квартир с готовой мебелью... Что в этом смысле думает Милана Групп? Продажа мебели уйдет в интернет? Или это все же тактильный выбор?

Ашот Агамалян / Милана Групп: Мне не кажется, что продажа мебели полностью уйдет в онлайн. Да, дистанционные продажи работают, наш инстаграм работает. Если бы мы заранее озаботились разработкой собственного интернет-магазина, то, уверен, в период карантина он бы тоже продавал. Однако,

Премиальную мебель - пока человек не потрогает, не сядет, не прочувствует, что "это мое" - не покупают.

Возможно, покупательная модель изменится следующим образом - чтобы "примерить на себя" мебель люди будут приходить в шоу-румы, а конкретный заказ и совершение покупки производить дома онлайн.

Сергей Петренко / Милана Групп: Нужно понимать, что несмотря на успех онлайн-торговли даже в продуктовой рознице - например, "Утконос", "Яндекс.Еда", "Деливери Клаб", - такие сети, как Дикси, Пятерочка, Магнит - не закрываются. Это означает то, что

Для любой розницы онлайн - лишь еще один канал продаж, не вытесняющий традиционные каналы. И говорить о том, что в наш с вами век случится переход продажи мебели из салонов в интернет - не приходится, потому что большая часть покупателей мебели сегодня - аудитория возрастная, у которой не сформирована поведенческая модель онлайн потребления.

Да, в технологически продвинутых Москве, Питере, Казани, Нижнем Новгороде и других городах-миллионниках доля интернет-продаж мебели будет расти, но, скорее, темпами демографического обновления - увы, но не заставите вы людей 45+ покупать онлайн, если в их жизни этого онлайн в других сферах - минимум.

Кроме того,

Покупка мебели онлайн сопряжена с определенным риском - это ведь не микроплатежи, а трата существенной суммы, сопоставимой часто с несколькими месяцами работы.

Кстати, именно поэтому становится особенно важной ценность мебельного бренда - у которого есть история, репутация, отзывы и т.п. И, соответственно, покупатели могут изучать цены и варианты онлайн, читать отзывы, но перед окончательным выбором все равно приходят в салон и своими глазами смотрят, руками трогают товар, который намерены купить.

Поэтому процесс покупки мебели в обозримом будущем может выглядеть так - первичное знакомство с мебелью вполне может происходить в каком-то шоу-руме поблизости с домом или работой, далее будет процесс изучения/сравнения характеристик, цен и отзывов, а окончательное решение будет также приниматься контактно в точке продажи - в магазине, салон, шоу-руме.

Кроме того, нужно понимать, что в своей массе покупатели мебели экспертами в ней не являются. Условный тракторист Иван Васильевич разбирается исключительно в своей сельско-хозяйственной сфере, рыбалке и своем авто, и ему абсолютно все равно как устроен и собирается диван - ему важно, как он себя на этом диване чувствует и сколько этот диван стоит. Поэтому эту заботу о клиентском выборе мебельный бренд должен брать на себя либо переложить на продавцов-консультантов именно в магазине, потому что онлайн-продажа в этом смысле имеет коммуникационные ограничения. Можно сказать, что сегодня

В представлении покупателя точка продажи превалирует над производителем. Сегодня уже недостаточно произвести мебель, нужно прилагать существенные усилия для ее продажи и грамотно доносить до потребителя выгоду от использования именно вашей мебели.

И это следствие тотальной конкуренции. Что будет, если уделять продажам должного внимания? Знаете...

Говорят, в рынке всегда два дурака - один продает, другой покупает; вам необходимо понять кто же вы - и, к счастью, рынок вам в этом довольно быстро поможет...

Не вкладываться в бренд, не заниматься продажами означает сегодня только одно - продавать вы будете с меньшей маржой.

Вячеслав Сапожников / MEBELIER.CLUB: И здесь мы снова возвращаемся к кадровому вопросу - мебель любой категории и сегмента конечному покупателю продают конкретные люди - продавцы компании. Во сколько обходится их подготовка, есть ли какие-то финансовые рамки, которыми измеряется стоимость их обучения и т.п.?

Сергей Петренко / Милана Групп: Повторюсь, мебельный рынок в России - рынок дикий. И если в туристической, гостиничной или ресторанной сферах производственные матрицы пришли в основном от зарубежных брендов - Marriott, Hilton и т.п. - то в производстве мебели сегодня мы все первопроходцы. Разумеется, все сетевые мебельные производители, у которых есть своя собственная розница, имеют внедренные стандарты обслуживания. Другое дело, что они все разные, потому что на эти стандарты влияют разные факторы - и ценовой сегмент, в котором компания работает, и стратегия развития самой компании... Как пример, Лазурит - более агрессивная политика продаж при высоком дискаунте - то есть, условно, клиенту говорят "вот товар, который вчера стоил 300, а сегодня 150" и все обучение строится на эксплуатации чувства потери - дожим, присоединение к чему-то большому, возможность с'экономить и т.п. У Шатуры несколько иная стратегия, у Асконы - она третья, у Фабрики 8 марта - четвертая... Поэтому единых стандартов сегодня в рынке нет, соответственно, нет некоей нормы в плане расходов на обучение персонала.

Вячеслав Сапожников / MEBELIER.CLUB: Если говорить о потребительских трендах в отношении мебели - как они меняются, что актуально именно сегодня?

Ашот Агамалян / Милана Групп: Процесс продаж существенно усложнился. Раньше ты делал мебельный продукт и достаточно было просто показать его покупателю - он его тут же брал. Сегодня

Ты показываешь продукт, а покупатель добавляет в него свои "хотелки" - вариации - цветовые, функциональные, фактурные. И тебя это вынуждает усложнять производство, включая в него модульность и возможность эти вариации реализовывать.

Ноги у такого потребительского запроса растут из серой зоны - гаражного производства мебели, когда исполнители заказа за счет отсутствия налоговых выплат и регуляторных издержек, а зачастую и низкокачественных комплектующих и расходных материалов, могут в рамках цены на серийную мебель реализовать некий "эксклюзивный" подход. И клиент, однажды получив такой опыт, приходя к нам - ожидает такого же подхода, к чему нам приходится адаптироваться.

Кроме того, клиент сегодня стал более начитанный, он в курсе, что с фабрикой можно и в суде пообщаться в случае чего... И это не обязательно вопрос качества производства, подход к жизни у определенных людей вполне может быть таким... специфическим, что-ли...

Сергей Петренко / Милана Групп: Потребительские запросы в плане мебели действительно меняются и происходит это по ряду причин. Например,

Малые габариты квартир и нестандартные застройки диктуют свои требования. Появляется запрос на эксклюзив - хочу все как в этой серии, но чуть короче, либо как тут, но в другом цвете, чтобы гармонировало с моим чувством прекрасного...

Дизайн интерьерный у нас массово спросом не пользуется, потому что дорого и непонятно, соответственно, каждый заказчик сам себе эксперт в том, что он делает для себя за свои деньги. При этом

Мебельных фабрик, которые предлагают мебель примерно одной стилистики стало много и это дает возможность клиенту проявлять потребительский терроризм - раскачивать в рамках цены, выбивая дополнительные услуги, разные фишки/плюшки...

Вячеслав Сапожников / MEBELIER.CLUB: Если "клиент всегда прав", то как и насколько эффективно можно бороться с потребительским терроризмом?

Сергей Петренко / Милана Групп: Бороться - только качеством обслуживания. Как правило,

Все клиентские недовольства и потребительский терроризм проявляются, в основном, в слабом сервисе при отсутствии должной подготовке продавцов-консультантов, которые не умеют обрабатывать возражения.

И чтобы помочь нашим партнерам в подобных вопросах, сегодня мы систематизируем собственный опыт работы, внедряем новую позицию тренера по качеству обслуживания с постоянным дистанционным консультированием и решением сложных вопросов и идем к тому, чтобы на регулярной основе проводить обучение продавцов-консультантов на стороне партнеров. Эта мера обеспечивает наших партнеров во-первых, более квалифицированными кадрами, во-вторых, в рамках этой программы точка продаж получает более выгодный процент скидки на товар.

Вячеслав Сапожников / MEBELIER.CLUB: В свете того, что клиент стал требовать более персонального подхода к производству мебели - как вам приходится реагировать на это? Останавливать конвейер и серийное производство для того, чтобы сделать единичный, но более маржинальный заказ? Переводить заказчиков на другие партнерские компании?

Ашот Агамалян / Милана Групп: Разумеется,

Серийное производство мебели в плане издержек существенно выгоднее эксклюзивных единичных заказов. Разовые работы зачастую требуют перенастройки пил, предсверловочных станков, линии шлифовки, что влечет за собой остановку конвейера и простой оборудования, административные расходы на вовлечение ряда сотрудников в нетипичные процессы и т.п. Стоит ли это более высокой маржинальности - да. Однако, как показывает практика, необходимо разделять конвейерный труд и работы более творческого характера.

Именно поэтому мы выделили в отдельную производственную группу ряд сотрудников, которые работают исключительно по эксклюзивным заказам.

Сергей Петренко / Милана Групп: Нужно понимать, какая модель бизнеса сколько вам приносит и почему. Если вы выбираете модель работы по нестандартным заказам - это одна специфика, если серийно - несколько иная. Милана Групп в этом смысле идет по пути совмещения - на базе серийного производства работает группа по выполнению нестандартных заказов. Соответственно, мы уже не теряем клиентов, которым нужен персональный нетипичный мебельный продукт и более того, расширяем для себя рынок эксклюзивного производства. И в этом смысле

Важно грамотно выстроить управление - безболезненно отстроить не серийное производство от производственного потока, чтобы не пересекаться по станочному парку, людям, задачам и т.п.

Ашот Агамалян / Милана Групп: Соответственно, такой подход дает нам возможность работать с рядом корпоративных клиентов - отелями, ресторанами, которым в большинстве случаев нужны отличия от серийных моделей. Опять же, подобное разделение дает возможность учитывать определенную сезонность заказов со стороны корпоративных клиентов - например, учитывать, что курортные отели запускают программы реновации, как правило, в преддверии начала туристического сезона, а, скажем, госзаказы приходят после утверждения программ финансирования в начале календарного года либо по факту выделения средств под конец года.

И я считаю, что подобное

Умение учитывать интересы своих заказчиков на протяжении времени и гарантированно выдерживать качество - формирует узнаваемый успешный мебельный бренд.

Соглашусь, что мебельный рынок сегодня все еще в диком состоянии, поэтому информационное поле и пестрит различными рекламными акциям разного рода "ширпотреба" - "приди и купи диван за тысячу рублей", не афишируя тот факт, что к этому дивану нужно купить еще три шкафа и стол, потому что все это - акционное предложение комплексной продажи.

Когда гаражные мебельные "производства" готовы делать мебель с маржой в пятьсот рублей - покупатель должен осознавать, что его выбор по факту низкой цены однозначно будет чреват нарушениями технологий при изготовлении мебели, низкокачественными комплектующими, а сам "бренд", возможно, просто исчезнет после "сезона распродаж".

Вячеслав Сапожников / MEBELIER.CLUB: Вот этот вот "дикий" мебельный рынок - он придет в какое-то цивилизованное состояние в обозримом будущем или... "мы же живем в России"...?

Сергей Петренко / Милана Групп: Тот факт, что мы живем и делаем бизнес в России - неоспоримый гигантский плюс и это не шутка. Когда я общаюсь с европейскими коллегами, я понимаю, насколько у нас в стране больше пространство для маневра. А в плане регулирования мебельного рынка... Смотрите, нижнее белье уже под акцизом, обувь под акцизом - это означает то, что ты должен показывать всю цепочку происхождения товара.

Мебельную индустрию введение акцизов на продукцию коснется через год-два и тогда большинству серых мебельных производств придется как-то приспосабливаться к новым реалиям. Им нужно будет подтверждать происхождение и закупку материалов, придется либо превращаться в официальных самозанятых либо в другие формы, прозрачные для налогообложения и регуляторных органов.

Соответственно,

Введение акцизов на мебель даст возможность более справедливой конкуренции нормальным мебельным компаниям, а также поможет им смотреть за пределы внутреннего рынка и сделает экспорт более привлекательным.

Если мы будет работать в рамках единого европейского международного стандарта, для нас откроются совершенно новые недоступные сейчас рынки... Та же Польша, мебельная мекка Европы, вполне доступна российским производителям мебели для сбыта - из-за курсовой разницы мы вполне можем быть конкурентоспособны, уровень зарплат ниже, а значительная часть мебельных комплектующих - российского производства. Если в целом говорить про варианты выхода на новые рынки, то для российского производителя мебели европейские покупатели значительно ближе - и в плане географии, и в плане менталитетов. Кроме того, у нас незаслуженно обходят вниманием рынки стран СНГ - Казахстан, Таджикистан, Узбекистан - это вполне платежеспособные покупательные аудитории. В Казахстане есть деньги и, что важно, есть возвращаемый НДС в рамках Единого Таможенного Союза. Плюс общая история и схожесть с этносом делают нас очень близкими в плане спроса. Да,

С точки зрения внутреннего восприятия, магазин в центре Берлина греет душу, но в реальности деньги приносит точка продаж в Элисте...

Вячеслав Сапожников / MEBELIER.CLUB: Коллеги, спасибо за время и ценный опыт.

  • Ашот Агамалян

    Ашот Агамалян

    Генеральный директор Милана Групп

  • Сергей Петренко

    Сергей Петренко

    Коммерческий директор Милана Групп


Продолжение серии интервью с ведущими производителями мебели и экспертами мебельной индустрии - в ближайших выпусках MEBELIER.CLUB.

СПРАВКА: ООО «Милана» работает на мебельном рынке 23 года.  Собственное дизайнерское конструкторское бюро, руководствуясь мебельной модой, систематически разрабатывает новые модели. Качеством продукции мы обязаны современной технической базе. Контроль качества обеспечен инновационными системами и организацией труда, направленной на ответственный подход к работе всего персонала компании. На сегодняшний день компания Милана Групп вывела на рынок 4 собственных бренда. Tesoro Mio – бренд, представляющий классическую мебель.  Kessada – воплощение нового видения российской мебели «Premium» класса. Marrone и Loft — демократичные по ценовой категории бренды, спальные группы, кровати с мягким изголовьем, прямые и угловые диваны, кресла и пуфы, различных расцветок и типов ткани. Marrone – это мебель из натурального дерева в сочетании с таким материалом как металл.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Чтобы не пропустить новые материалы - подпишитесь на рассылку.

Никакого спама, только адекватные новости раз в неделю.

Эксперты Mebelier.CLUB

  • Наталия Пекшева

    Основатель Delicatex, экс-топ "Цвет диванов"

  • Алексей Куценко

    Алексей Куценко

    Эксперт по проектному управлению строительством отелей международного класса

  • Сергей Петренко

    Сергей Петренко

    коммерческий директор MILANA GROUP

  • Семен Аббакумов

    руководитель направления коммерческой эффективности ЛЕРУА МАРЛЕН

  • Юлия Вавилова

    эксперт по планированию и декорированию экспозиций